Javascript Menu by Deluxe-Menu.com
asdf


Новая Коренная пустынь. Исторический очерк

К концу 1940-х годов большинство русских, оказавшихся в Германии и Австрии, стали переселяться за океан. Европа потеряла свое значение как центр русской эмиграции, и Архиерейский Синод принял решение о перенесении зарубежного центра в Америку.

Самым подходящим городом для переселения Синода был Нью-Йорк, где на тот момент насчитывалось около 200 тысяч православных жителей русского происхождения. Но пока в Нью-Йорке не могли найти подходящего здания для Синода, возникла мысль поискать его в окрестностях мегаполиса.

Известные благотворители князь и княгиня Белосельские-Белозерские, узнав о предполагаемом переселении Синода и чудотворной Курско-Коренной иконы в США, согласились предоставить в распоряжение Синода свое загородное имение около города Магопак, в 40 милях от Нью-Йорка. В этом имении, с благословения митрополита Анастасия (Грибановского), и было решено устроить ставропигиальное иноческое подворье, которое, по прибытии Синода, могло бы стать временной его резиденцией.

Строителем и настоятелем синодального подворья стал архиепископ Серафим (Иванов). Он предложил назвать подворье «Новая Коренная пустынь» в память о разрушенной старой Коренной пустыни, где была обретена чудотворная икона.

«Прибыл я к месту своего нового назначения на четвертый день праздника Рождества Христова - 28 декабря ст. ст. /10 января 1950 года по новому стилю. Прибыл в единственном числе и без копейки денег, - писал архиепископ Серафим. - Главный большой дом имения был в нежилом виде после случившегося недавно пожара. Пришлось пока что приютиться в маленьком флигелечке. В этом флигелечке проживал, в качестве сторожа, бывши й русский полковник артиллерии С.В. Васильев, который и принял меня в свою комнату, отоплявшуюся маленькой железной печуркой. Положение было не очень веселое. Зима. Снег по колено. Город в двух милях. Сообщение с ним только пешком. Русских вокруг никого.

Добрейший князь Белосельский, узнав о моих затруднениях, согласился отпустить на ремонт большого дома 3000 долларов. Нелегко было на эти деньги произвести большой ремонт. Дом был в весьма запущенном состоянии. Кухня почти вся сгорела. Отопление, канализация и электричество не действовало. Окна в нижнем этаже частично были выбиты, стены закопчены. Паркетного пола из-за грязи не было видно».

Приглашенный владыкой Серафимом подрядчик из Магопака запросил за ремонтные работы 8 тысяч долларов. Контрактор, присланный князем из Нью-Йорка, согласился отремонтировать за 5 тысяч, причем уверял, что «ничего на этом не заработает и делает это для Церкви».

И тогда Владыка вспомнил о русском инженере В.И. Вишневском, которому в свое время помог добраться до Америки. В то время он строил нижний храм в г. Кассвиль, и работы там из-за зимы были временно приостановлены.

«Вишневский, по моей просьбе, прибыл в Магопак, - писал владыка Серафим. - Внимательно осмотрел дом и согласился взяться со своей артелью за ремонт, заявив, что надеется произвести его не больше чем за... 3000 долларов. Закипела работа, и в каких-нибудь 10-12 дней весь дом был отремонтирован и, вдобавок, в качестве вклада своего, Вишневский соорудил на веранде скромный, но приятный иконостасик, превратив веранду в домовую церковку. Все обошлось в 2800 долларов. Конечно, Вишневский со своими помощниками много не заработали, но, по их собственным словам, в убытке все же не остались».

Уже 29 января, то есть через 19 дней после приезда архиепископа Серафима в Магопак, была освящена домовая церковь, а после освящения в Новой Коренной пустыни была отслужена первая литургия.

«Служить пришлось в единственном числе, с хором в два человека при меньше чем десяти богомольцам - гостях из Нью-Йорка, - вспоминал владыка. - Скромнее служить вряд ли возможно, но я не унывал. Гнездо свито и освящено. Дело за птенцами - братией...

Еще во время ремонта я не терял времени и объезжал друзей и знакомых в Нью-Йорке, собирая копеечки на новую обитель. Попутно разыскивал и братию».

В трудах Владыке Серафиму помогал епископ Флоридский Никон (Рклицкий). В Нью-Йорке было организовано большое собрание с участием хора Вознесенского собора, на котором присутствовали около 300 человек, со списком чуотворной иконы Владыка Серафим ездил по домам русских эмигрантов. Это был тот самый список, который по просьбе Владыки Серафима был написан в Женеве и с благословения митрополита Анастасия был взят в новоустрояемую Новую Коренную пустынь. Владыка посетил приходы в Лейквуде, Вейнланде и Филадельфии, причем в Лейквуде было документально зафиксированно первое чудо от иконы.

Одна женщина, много лет страдавшая изнурительными кровотечениями, подобно Евангельской кровоточивой, после молебна и горячей молитвы перед иконой получила мгновенное и полное исцеление.

Более месяца настоятель объезжал Нью-Йорк и окрестности, было собрано около тысячи долларов, что дало возможность приступить к постройке постоянного храма.

К тому времени братство монастыря пополнилось двумя иеромонахами - Адамом и Викторином. Отец Викторин приехал вместе со своими родителями - Сергеем Никифоровичем и Анной Алексеевной Лябах. Сергей Никифорович оказался мастером на все руки и взялся за постройку храма.

«Рисунок сделал художник С.С. Богданович, архитектурный план вычертил добрый старец М.Н. Критский, пожертвовавший на построение храма от своей бедности 500 долларов, а технический надзор за самой постройкой взял на себя тогдашний председатель общества русских инженеров И.И. Дворниченко,- вспоминал архиепископ Серафим о начале строительства церкви. - Больше всех в этом деле, включая С.Н. Лябах, потрудились В.М. Токарев и И.И. Никоненко. Иконостас написал очень способный молодой иконописец Д.Б. Александров вместе со своей матерью, а искусной резьбой иконостас украсил К.К. Шевчук. Нашлись и ревнители, которые жертвовали свои «викенды», работая на строительстве храма».

К середине лета 1950 года стало официально известно, что осенью Синод переезжает в США. Еще усерднее закипела работа, чтобы успеть закончить храм к прибытию чудотворной иконы, митрополита и Синода. Заложенный в июне, храм был закончен в рекордный, менее чем пятимесячный срок, и освящен малым освящением в воскресенье 6/19 ноября 1950 года, за пять дней до прибытия митрополита Анастасия.

Освящение совершили три епископа: Серафим (Иванов), Нафанаил (Львов) и Никон (Рклицкий) при большом, несмотря на глубокую осень, стечении молящихся. Поспешить с освящением пришлось потому, что на следующее воскресенье было назначено в Троицком монастыре в Джорданвилле торжественное открытие Архиерейского Собора, члены которого в понедельник должны были приехать в Новую Коренную пустынь, где, по желанию митрополита, должны были проходить заседания Собора.

Архиерейский Собор продолжался около двух недель. Все архиереи были удобно размещены. При наличии в обители всего шести человек братии, разместить и обслужить архиереев и сопровождающих было не так просто. На Соборе Новая Коренная пустынь была утверждена в качестве временной - в сиду ее удаленности от Нью-Йорка - резиденцией митрополита Анастасия и Архиерейского Синода.

Чудотворная икона в это время еще оставалась в Германии, вскоре пустынь дождалась и этой великой радости - принять икону, для которой она и была создана.

Прибытие Одигитрии «на Запад Солнца»

В понедельник 5 февраля 1951 года около трех часов дня в аэропорту «Айдлуайлд» близ Нью-Йорка приземлился самолет «Летающий тигр» с Одигитрией Русского зарубежья на борту.

Святыню сопровождал архимандрит Аверкий (Таушев), более десяти лет бывший при иконе. Курская Коренная икона отбыла из Мюнхена 2 февраля, но по пути, из-за бури, ей пришлось двое суток зарержаться на острове Санта Мария на Азорах. Жители острова, посвященного Богоматери, с большим благоговением отнеслись к чудотворной иконе, усердно молились, прислушиваясь во время молебна к незнакомым им православным мелодиям.

Архиепископ Серафим доставил икону в Магапак, где ее ожидал митрополит Анастасий с братией. Митрополит с особой торжественностью отслужил иервый в США молебен перед чудотворной иконой. Для братии было особенно отрадно, что молебен отслужили в монастырской церкви. Три дня святыня провела в пустыни.

8 февраля к 7 часам вечера митрополит Анастасий с иконой отбыл в Вознесенский кафедральный собор Нью-Йорка, где святыня была торжественно встречена многочисленными верующими во главе с епископом Никоном.

Тремя епископами - митрополитом Анастасием, архиепископом Серафимом и епископом Никоном в сослужении 12 священнослужителей был отслужен молебен с акафистом. На следующий день икона стала посещать дома русских людей, желавших освятить свое жилище посещением Царицы Небесной. Несколько дней икона оставалась в Нью-Йорке, а потом вернулась в Новую Коренную пустынь.

В обители святой образ пребывал только в будние дни. В следующее после Нью-йорка воскресенье икона посетила женский монастырь «Ново-Дивеево» и побывала на Толстовской ферме, после чего посетила Вашингтон, Лейквуд, Святоотеческую церковь в Нью-Йорке, Вейнланд.

Все чаще икона отлучалась из пустыни в Нью-Йорк, да и самому Синоду пребывание в удалении от мегаполиса мешало в полной мере осуществлять свою церковно-общественную деятельность.

Новая Коренная пустынь в 1950-1957 г.г.

Новая Коренная пустынь расположена на федеральной дороге №6 на север от Нью-Йорка между городами Магопак и Кармел. По дороге из Нью-Йорка, в двух милях за Магопаком, слева под сенью полуторастолетних кленов видна высокая полукруглая арка - святые ворота обители с куполом-луковкой. На арке надпись: «Благословен грядый во имя Господне».

Слева - главный монастырский корпус с пристроенной к нему церковью с синим куполом. Внутри храм отделан в древнерусском стиле XIV-XV столетий. Иконостас выдержан в спокойных, мягких , не кричащих тонах.

Как и в старой Коренной пустыни, слева устроена сень для чудотвторной иконы. Во время отсутствия иконы в сени пребывает список.

В 1952 году пустынь обогатилась святынями, доставленными со св. Горы Афон и из Иерусалима. В пяти украшенных ковчегах в монастырском храме находятся две частицы Животворящего Древа Креста Господня, частица главы св. Иоанна Предтечи, частицы мощей апостолов Андрея Первозванного, евангелиста Матфея, евангелиста Луки, Фелимона, священномученика Дионисия Ареопагита, равноапостольной Марии Магдалины, пророка Иеремии, великомучеников Георгия Победоносца, целителя Пантелеимона, Феодора Тирона, святителей Николая Чудотворца, Григория Богослова, Митрофана Воронежского, св. Алексия, человека Божия, преподобных Сергия Радонежского, Серафима Саровского, Савватия Соловецкого, Нестора Летописца и еще 11-ти угодников Печерских, мучениц Параскевы и Пелагии, преп. Пелагии, праведной Иулиании, княжны Ольшанской и множество других святых - всего около 50 частиц святых мощей.

В особой витрине находятся иконки и камни от Гроба Господня, из Вифлеемского Вертепа, от Галгофы, с Елеонской горы, из Назарета, с Генисаретского озера, из реки Иордан.

Пением руководит настоятель обители архимандрит Иннокентий.

Перед храмом - скромная деревянная звонница в стиле русских деревянных северных, с четырьмя небольшими, но звучными колоколами - подарок одной старушки, потерявшей на войне единственного сына.

В глубине монастырского двора, среди деревьев, построенная в 1954 году небольшая двухэтажная монастырская гостиница с просторной верандой. На фронтоне веранды - большая фреска с изображением, как символа гостеприимства, праотцев Авраама и Сарру, прнинимающих Св. Троицу в образе трех ангелов. Написал фреску архимандрит Киприан (Пыжов). Под фреской, во всю ее длину, красиво исполненная славянской вязью надпись: «Господь сохранит вхождение твое и исхождение твое отныне и до века».

На монастырском кладбише, распроложенном вдали от дороги на опушке леса, за 12 лет существования обители выросло более 100 могильных холмов. В центре кладбища похоронен член Архиерейского Синода епископ Евлогий, всего три месяца проживший в Америке.

Летом в небольшой пекарне братия выпекала черный ржаной хлеб, который продавали богомольцам. Из ржаных сухарей делали монастырский квас.

Для паломников сначала из гаража была устроена довольно примитивная гостиница, а потом построена новая.

Архимандрит Иннокентий

Осенью 1957 гола архиепископ Серафим (Иванов) был назначен на освободившуюся после кончины архиепископа Григория Чикагско-Детройтскую кафедру. Настоятелем Ковой Коренной пустыни был назначен архимандрит Иннокентий (Быстров). Уроженец Сибири, он после получения общего образования окончил регентско-псаломщические курсы и некоторое время был регентом в храме недалеко от Владивостока. В 1926 году он был рукоположен в сан священника и некоторое время священствовал в Сибири. Вскоре ему удалось перебраться в Харбин, где он провел несколько лет. Оттуда он был назначен настоятелем русского православного храма на острове Ява. Спустя 15 лет он прибыл в США и поселился в Сан-Франциско. Там протоиерея Василия Быстрова встретил архиепископ Серафим и предложил ему переехать в Новую Коренную пустынь его старшим помощником. Отец Василий согласился. В 1953 году он принял постриг и был наречен Иннокентием, именем, которое он сам вынул из имен, написанных на трех записках и положенных на Св. Престол.

«После моего перевода в Чикаго, - писал архиепископ Серафим, - отец Иннокентий был назначен настоятелем пустыни, в которой настоятельствует уже 18 лет.

В 1958 году второй мой помощник игумен Викторин был назначен настоятелем русского прихода в Тегеране в Персии, и архимандрит Иннокентий остался в пустыни без помощников священнослужителей».

Во время настоятельства о. Иннокентия в обители была пострена часовня. Литургия в ней совершается раз в год - в день престольного праздника Рождества Пресвятой Богородицы, так как маленькая церковь не может вместить многочисленных богомольцев, приезжающих в обитель на этот праздник.

Насельники и трудники пустыни во время настоятельства архимандрита Иннокентия

Старейшим насельником является Иван Иванович Никоненко, прибывший в пустыньлетом 1950 года и принимавший участие в строительстве храма и первой часовни-алтаря.

Он же с В.М. Токаревым строили новую гостиницу, маленькую часовню у озера и пекарню. Много потрудился архимандрит Викторин и его родители.

Несколько лет послушание помомаря исполнял Иван Гринев. А после него - рясофорный послушник о. Пантелеимон.

На строительстве обители много потрудился Вячеслав Михайлович Токарев, который вместе с И.И. Никоненко строил святые ворота пустыни.

Пекарем долгое время был Августин Густавович Корпе, выпекавший русский хлеб, прославившийся на весь Нью-Йорк.

В пустыни постоянно проживает монахиня Мария, которая, несмотря на преклонный возраст, находит силы помогать о. Иннокентию в канцелярии. Ольга Николаевна Жураковская присматривает за монастырским кладбищем и по праздникам помогает в хоре.

Обязанности старосты исполняет Петр Михайлович Бертульсон. Он ездит за почтой и за покупками, а его супруга Елизавета Ивановна убирает храм.

Художники супруги Сергей Сергеевич и Тамара Александровна Богданович с дочерью Тамарой подарили пустыни много картин.

Много помогает семья Александра Михайловича Роммель. Дочь Анна исполняет обьязанности казначея Коитета молодежи, который работает под покровительством митрополита Фаларета. Руководит работой комитета протодиакон Никита Чакиров.

Алла Михайловна Шаусс шьет и вышивает покровы на аналои, помогае в канцелярии, осуществляет связь обители с властями и амекриканским населением.

Игнатий Николаевич Дольченко и Иван Иоакимович Чернов помогают во время богослужений и трудятся на разных послушаниях.

Хочется верить, что несмотря на трудности, в том числе и материальные, Новая Коренная пустынь будет существовать и приносить посильную духовную пользу ее многочисленным друзьям, почитателям и богомольцам.

Составлен по материалам «Памятки 25-летия существования синодального подворья «Новая Коренная пустынь» в г. Магопак, штат Нью-Йорк. 1950 - 1975»











 
Powered by Orthodox Web Solutions

Home | Back | Print | Top